Боливию пугают «рукой Кремля»

Москву вновь обвинили во вмешательстве в президентские выборы. На сей раз в Боливии, где под вопросом проведение второго тура выборов. Статью о «вмешательстве» сразу на трех языках написал российский оппозиционный ресурс — якобы Кремль отправил на помощь президенту Моралесу тайный десант политтехнологов. Однако авторы разоблачения показали слабое знание политической ситуации в Боливии.

Пожалуй, одна из самых дружественных для нас стран Латинской Америки — Боливия оказалась на пороге государственного переворота. Об этом заявил президент страны Эво Моралес. Так он расценил массовые уличные протесты оппозиции, начавшиеся в стране после воскресных президентских выборов.

По итогам подсчета 95,63% голосов лидирует Эво Моралес с 46,85%, за ним следует его основной оппонент Карлос Меса с 36,74% голосов. Этой разницы, согласно конституции Боливии, достаточно для победы Моралеса в первом туре. В четверг Моралес выступил на пресс-конференции, где объявил себя победителем.

Но проблема в том, что ранее о том же заявил его основной соперник — оппозиционер Карлос Меса, в чью поддержку выступил его электорат. Моралес оценил ситуацию однозначно: «В стране происходит государственный переворот. Он был подготовлен правыми силами при международной поддержке». Уличные выступления оппозиции вынудили президента ввести режим чрезвычайного положения, объявив «мирную и конституционную мобилизацию для защиты демократии».

Массовые протесты вспыхнули как в фактической столице страны — Ла-Пасе, так и в официальной — городе Сукре и других крупных городах страны. При этом сам Моралес, политик неконфликтный, открытый миру, абсолютно не против того, чтобы чистоту подсчета голосов удостоверили международные организации. Среди них и Организация американских государств (ОАГ), которая по просьбе боливийского правительства дополнительно проверит протоколы голосования. В российском МИДе также выразили надежду на то, что подсчет голосов завершится в мирной обстановке, в соответствии с законодательством Боливии.

Но кризис вокруг выборов теперь ни в одной стране мира, похоже, не обходится без того, чтобы в нем не упрекнули Москву.

Так случилось и на этот раз. Российское издание «Проект» в среду выпустило расследование о том, «как Россия помогает Эво Моралесу победить на выборах».

Если обобщить сказанное в этой статье, то российские госкомпании, в числе которых есть «Росатом», «Газпром», «РЖД» и «Вертолеты России», заключили в последние годы выгодные соглашения в Боливии. Чтобы сохранить у власти Моралеса, обезопасив свои контракты, Москва якобы отправила в эту далекую заморскую страну группу политтехнологов. Причем особая роль в «боливийской истории», по версии «Проекта», отводится именно «Росатому» и подчеркивается связь госкорпорации с ее бывшим руководителем, а теперь первым замглавы администрации президента России Сергеем Кириенко, чьи сотрудники «координировали из Кремля подбор специалистов для отправки в Боливию».

«Есть ли страна, где мы не «вмешивались в выборы», по мнению Запада? — иронически заметил по этому поводу газете ВЗГЛЯД член комитета Совета Федерации по международным делам Олег Морозов. — В свое время мы «вмешивались» даже в выборы в Мексике, как известно. Была такая информация. Где выборы, там обязательно ищут след России, там обязательно есть какой-то элемент вмешательства».

По мнению сенатора, такие обвинения на самом деле отражают комплекс вины Запада.

«Вся западная демократия построена на принципе: если мне не нравится тот или иной лидер страны, то я буду все делать для того, чтобы оторвать ему голову. Они этот синдром автоматически переносят на всех остальных, и на нас в том числе», — подчеркнул Морозов.

Западные лидеры не могут представить себе ситуацию, что можно признать выборы в другом государстве, даже если им не по вкусу результат, заметил собеседник, напомнив, что у Москвы всегда был иной подход.

«Даже если нам не нравится какой-либо режим в силу каких-то его качеств, мы не полезем его свергать. Нам никогда, к примеру, не нравился Саддам Хусейн. Но нам в голову не приходила идея разбомбить Багдад и повесить диктатора, которым нам не симпатичен», — подчеркнул Морозов. У нас просто нет этой традиции, в отличие от, скажем, США, которые больше 80 раз посягали на власти в различных странах мира. «Они даже не могут взять в голову, что это совсем не обязательно, это абсолютно не наша история. Пусть лучше на себя оборотятся», — добавил Морозов.

Примечательно, что именно такое развитие событий — обвинение Кремля во вмешательстве в боливийские выборы — газета ВЗГЛЯД предсказывала еще в июле, когда в Москве состоялась встреча Эво Моралеса и Владимира Путина.

Впрочем, «боливийский» вброс отличается от предыдущих «разоблачений российского вмешательства» по нескольким пунктам. Во-первых, обвинение было озвучено через российское оппозиционное СМИ. Во-вторых, акцент был сделан на «Росатоме» и Кириенко.

Зато по традиции полностью отсутствуют какие-либо весомые доказательства российского вмешательства в выборы и в стиле «highly likely» демонстрируются фотографии малоизвестного российского политтехнолога Владимира Рябинина, которые он сделал месяц назад в Ла-Пасе. Сам Рябинин не отрицает, что ездил в сентябре в Латинскую Америку. «Проекту» он сам заявил, что действительно был в Боливии, но ездил в отпуск: «А в прошлом году я был во Вьетнаме. Почему не задаете вопросы про визит в эту страну?».

Единственное, что не вызывает сомнения в данной публикации — так это констатация очевидного и давно известного факта: у «Росатома» есть серьезные интересы в Боливии, и совместные проекты начали реализовываться именно при Моралесе.

Еще в 2016 году стало известно о планах госкорпорации построить в Боливии Центр ядерных исследований и технологи. Кроме этого боливийское министерство энергетики и «Росатом» подписали договор о совместной добыче лития, который используется в производстве батарей. Но в целом совместные проекты России и Боливии при Моралесе не исчерпываются участием «Росатома» или российской атомной отрасли в целом, и появились они задолго до июльской встречи двух президентов.

Спустя три года после прихода Моралеса к власти в 2006 году Москва и Сукре заключили соглашения о сотрудничестве в военно-технической сфере и создали межправительственную комиссию по торгово-экономическому сотрудничеству. В прошлом году появилась договоренность о строительстве российской компанией «Акрон» в Боливии двух заводов по производству удобрений. Также Россия оказывает помощь в подготовке специалистов для различных отраслей экономики страны.

Между странами развивается сотрудничество в нефтегазовой отрасли. «Газпром» помогает в создании научно-исследовательского института природного газа, а также помогает создать план — генеральную схему развития газовой отрасли до 2040 года. Также «Газпром» участвует в разведке и добыче природного газа на месторождении Асеро и в других проектах. Боливия поставляет нам оловянные руды и концентраты, продукцию химической промышленности и фрукты.

Однако в публикации «Проекта» акцент сделан именно на «Росатоме», чтобы тем самым попытаться обосновать «руку Кремля» в боливийских выборах. Ведь один из ключевых чиновников администрации президента руководил госкорпорацией до 2016 года. Примечательно, что «расследование» вышло сразу на трех языках — кроме русского, еще и на испанском и английском, хотя у «Проекта» вообще-то нет иноязычных версий. Видимо, с расчетом на то, что медиамашины США и Британии в условиях постоянной борьбы с «русским вмешательством» с удовольствием подхватят и растиражируют подобного рода вброс. Его даже переводить не надо: за них всю работу сделали российские публицисты, причем целая команда — под заметкой сразу шесть подписей.

А целью материала представляется желание обострить ситуацию с подсчетом голосов в самой Боливии, которая и так накалена до предела, выставив Моралеса «марионеткой Кремля» и в перспективе усложнив диалог между Москвой и Ла-Пасом.

Но достичь антироссийских целей в регионе вряд ли удастся, считает руководитель Центра политических исследований Института Латинской Америки РАН, доктор политических наук Збигнев Ивановский. Дело в том, что в Боливии не работает привычная схема — если один кандидат в президенты дружит с Москвой, то другой — непременно ориентируется на Вашингтон. Боливия — исключение. Там главный оппонент действующего президента Карлос Меса «также придерживается левых взглядов», его нельзя назвать проамериканским политиком. И это еще один один аргумент в пользу того, что у России нет особого резона рисковать, вмешиваясь в боливийские выборы.

Карлос Меса уже был президентом — до Моралеса. У него сложилась репутация честного и неподкупного политика, но при этом — более слабого, он чаще поддавался давлению, когда был у власти.

«Даже если к власти придет Меса, внешнеполитический курс страны сохранится», — сказал Ивановский газете ВЗГЛЯД.

Кроме того, он не верит в то, что на исход выборов в такой особой стране могут повлиять иностранцы. Ведь у большинства жителей Боливии особый склад ума — это горцы, потомки индейцев, они привыкли думать самостоятельно.

«У боливийского избирателя — своя голова на плечах. Даже если представить, что кто-то будет рассылать смски с призывами голосовать за конкретного кандидата — это ничего не даст. Боливия страна другого типа», — отметил Ивановский, добавив, что обычные европейские политтехнологические приемы там не работают, потому нет никакого смысла возить туда специалистов с другого конца планеты.

«Боливия сделала большой рывок в последние годы, но в свое время была одной из беднейших в регионе. Там до Моралеса за пять лет сменилось пять президентов, сплошные перевороты. А после того как пришел Моралес — вот уже 14 лет все спокойно», — продолжил эксперт.

Собеседник отметил, что в Боливии сложился парадокс — большая часть населения поддерживает действующего президента, потому что страна демонстрирует достаточно высокие темпы экономического роста (выше 4% в год), решаются социальные проблемы, и у Моралеса при этом нет конфликта с бизнес-сообществом, в отличие от соседей по Латинской Америке.

«В стране, в общем, все достаточно благополучно. Единственный аргумент не в пользу Моралеса — психологическая усталость. Он уже 14 лет у власти и, если пойдет на очередной срок, будет 20», — добавил эксперт. «Если ситуация все же дойдет до второго тура — трудно прогнозировать его исход. Кандидаты, которые идут третьим и четвертым в гонке, заявили о поддержке Месы, хотя и это не гарантирует ему победы. В любом случае, на сотрудничестве Боливии с Россией это никак не отразится», — резюмировал Ивановский.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *